A

kaspiy.az

Борьба с инфляцией и развитие экономики должны идти в ногу

ФИНАНСЫ

Председатель Центрального банка Азербайджана (ЦБА) Эльман Рустамов в интервью журналистам выразил отношение к тиражируемой в социальных сетях информации о вероятности новой волны девальвации маната, назвав ее болтовней и ничем не подкрепленными слухами.

По словам главы Центробанка, на сегодняшний день нет никаких предпосылок для роста курса доллара. «По этому поводу есть решение ЦБА, согласно которому подорожание основной резервной валюты не подлежит обсуждению. Вся макроэкономическая ситуация в стране в этом году основана на макроэкономической стабильности, которая и в этом году будет обеспечена по примеру последних двух лет», - сообщил он, отметив, что даже падение цен на нефть на мировых рынках не повлияет на валютный курс.

Территория ответственности

Говоря о сути выступления главы ЦБА, доктор экономических наук, профессор Эльшад Мамедов сказал в беседе с корреспондентом газеты «Каспiй», что это заявление вызвано приоритетами и основным направлением регулятивной функции главного банка, очерченной в плоскости поддержания стабильности и устойчивости национальной валюты и инфляционных процессов. С одной стороны, это оправданная позиция, а с другой - не совсем правильно. «Сложность ситуации в том, что в странах с передовой экономикой центробанки не могут отвечать лишь за курс национальной валюты и показатели инфляции, причем в краткосрочной перспективе, - пояснил свою позицию профессор. - Регулятор должен также нести ответственность за экономический рост. Для передовых стран это нормальная практика и главный приоритет функционирования центрального эмиссионного органа».

В нашей стране, уверен Э.Мамедов, просто необходимо в законодательном порядке ввести ответственность ЦБА за показатели экономического роста. Поскольку в условиях, когда ЦБА отвечает только за удержание курса валюты и какие-то промежуточные результаты по удержанию инфляции, складываются вредные для экономики реалии. «Скажем, регулятор, реализуя жесткую денежно-кредитную политику и резко сжимая денежную массу, окончательно добивает оставшийся спрос в экономике, фактически добиваясь таким образом низких темпов инфляции. Однако важно понимать, что такая практика не может сопровождаться долгосрочными и устойчивым успехом, поскольку основным показателем сдерживания инфляции является научно-технический прогресс и внедрение его достижений в форме инноваций, - говорит экономист. - А в условиях сокращения денежной массы мы наблюдаем, как опосредованно снижаются объемы инвестиций в экономику, увеличиваются издержки производства, поскольку проценты финансирования экономики повышаются в жестких тисках денежно-кредитной политики. Как следствие, растут издержки, связанные с постоянными расходами производственных предприятий, в долгосрочном плане сокращаются инвестиции и производство, потому что производить для внутренних нужд страны становится невыгодно, и итогом такой политики становится рост импорта».

По мнению ученого, логическим результатом жесткой денежно-кредитной политики ЦБА становится увеличение объемов ввозимой в страну продукции, а также рост зависимости от импорта. «И это происходит в условиях, когда наши внешнеторговые партнеры в который раз идут на девальвацию национальных валют, а правительства и соответствующие экономические структуры сопредельных нам стран вынуждены это делать для поддержания конкурентоспособности собственной продукции. Это замкнутая спираль, развивающаяся на всем постсоветском пространстве в течение четверти века с лишним, и сегодня мы наблюдаем очередной ее виток, - считает профессор. - На этом фоне уже три-четыре года Центробанк проводит жесткую денежно-кредитную политику, сжимая конечный спрос и резко уменьшив монетизацию экономики для удержания инфляции. Действительно, упомянутая цель была достигнута, и в краткосрочном временном лаге показатели по инфляции пошли вниз».

Но тут возникает вопрос: как поддержать конкурентоспособность отечественного реального сектора? В условиях, когда зависимость от импорта высока, а ведущие торговые партнеры опускают курс для поддержания конкурентоспособности и развития отечественного ненефтяного, реального сектора, ориентированного на экспорт и внутренний рынок, возникает вопрос о целесообразности ослабления валютного курса. Девальвация маната, отмечает ученый, неизменно приводит к инфляции, и получается, что страна не может достигнуть целевых результатов в этих двух направлениях - удержать инфляцию на длительный срок не получается, а сократив денежную массу и сжав поток инвестиций, невозможно наращивать поступательный экономический рост.

«Думаю, что Центральный банк и Министерство финансов должны выполнять инструкции главы государства, которые заключаются в необходимости диверсификации национальной экономики, решения задач в плоскости одновременного роста экономики и сдерживания инфляции. В целом же здесь важно отметить, что политика, навязанная Международным валютным фондом по таргетированию инфляции, связанная с регулированием финансирования экономики только через один показатель - процентную ставку Центробанка, является ущербной», - Э.Мамедов считает, что эта политика противоречит экономическим целям и задачам, поставленным главой государства перед правительством и Центральным банком.

Главное - не навредить реформам

Собеседник отмечает, что последние месяцы осуществляются комплексные преобразования в налогово-бюджетной, фискальной политике, направленные на преобразования в реальном секторе экономки, ориентированных на экспорт сегментах ненефтяной экономики. При этом упомянутая политика Центробанка и Министерства финансов способна свести на нет все усилия по реформированию налоговой политики, направленной на достижение задач устойчивого опережающего роста.

Во избежание этого необходима четкая координация работы этих центральных финансовых институтов, поскольку фактически последние годы ЦБА и Минфин вместо того чтобы финансировать, стали заемщиками в экономике, изымая из оборота финансовые ресурсы. Минфин выпускает ценные бумаги и облигации под достаточно высокие проценты, и кредитно-финансовым организациям страны становится выгоднее вкладывать свои средства в облигации Минфина. Одновременно Центробанк также изымает под высокие проценты деньги у коммерческих банков, фактически перетягивая таким образом финансовые ресурсы из экономики.

«А ведь это деньги, которые должны быть направлены в инвестиции и финансирование народного хозяйства. Складывается ситуация, когда коммерческим банкам выгоднее размещать свои деньги в депозитах Центробанка и в форме выкупа облигаций Минфина, вместо того чтобы финансировать реальный сектор и инвестиции, - говорит Э.Мамедов. - Но эти структуры призваны финансировать экономику, а не изымать средства из оборота, поэтому нужна четкая координация деятельности наших экономических ведомств».

По мнению профессора, необходимо добиться существенного увеличения нормы накопления в экономике до 35-40% соотношения инвестиций к ВВП, резко перейти от демонетизации на рельсы ремонетизации национальной экономики. Поскольку механизмы, которыми пользуются Центробанк и Минфин для изъятия денежной массы, согласно мировой практике осуществляются только в случае переизбытка денежной массы и перегрева экономики. У нас же по всем индикативным показателям наблюдается картина демонетизации, т.е. имеется существенный потенциал увеличения денежной массы, поскольку в стране не хватает денег для финансирования экономики. В этой связи экономист предлагает свернуть на путь увеличения денежной массы и инвестиционных потоков.

Однако тут возникает вопрос, связанный с опасением увеличения денежной массы по причине угроз наращивания инфляции, что проглядывает в политике центральных финансовых структур.

Много денег - не бывает

И тем не менее, на сегодняшний день уже абсолютно точно эмпирически доказано, что рост денежной массы не может повлечь за собой рост инфляции в условиях, если денежные потоки четко управляются, а банковская и вообще финансовая инфраструктура четко налажена. Поэтому Центробанку и Минфину лучше задуматься о том, как регулировать денежные потоки и управлять финансовой инфраструктурой, полагает собеседник. Ведь если обратить внимание на мировую практику, все экономические чудеса были связаны именно с наращиванием инвестиционных потоков, денежных агрегатов, увеличением денежной массы. А главное, во всех этих случаях - будь то в Китае, Германии, Сингапуре, Индии, Корее - наблюдался рост денежной массы, что в конечном счете приводило и к экономическому росту, и к сдерживанию инфляции.

«Нужно четко понимать, что для развития реального сектора, увеличения показателей ВВП и вместе с тем для сдерживания инфляции необходимо увеличивать финансирование экономики с условием четкого контроля над расходованием финансовых средств. Для этого существуют и классические банковские технологии, а на сегодняшний день в условиях развития цифровой экономики, блокчейн-технологий - контроль над использованием финансовых средств не составляет проблем. И финансовым институтам необходимо действовать по этому алгоритму, отказавшись от примитивного подхода, навязанного МВФ», - ученый особо подчеркнул, что такого нет нигде в современной экономике, когда инфляция сдерживается путем ослабления экономического роста.

После того как в экономике появились фиатные деньги, понятия изменились, говорит Э.Мамедов. «Нет такого, что наращивание денежной массы должно быть связано только с тем, чтобы деньги были обеспечены конкретными товарами, и то, что увеличение денежкой массы может повлечь за собой негативные последствия в форме увеличения инфляции, - такого уже нет в мировой экономике. Думаю, что соответствующим экономическим ведомствам необходимо иметь это в виду. Та политика, которую реализует глава государства, должна быть адекватно воспринята экономическими ведомствами. Надо также понимать, что для комплексной, системной и структурной политики необходимо финансировать разные сектора экономики в соответствии с нормами рентабельности», - рекомендует ученый.

К вопросу о рентабельности

Важно понимать, что нельзя устанавливать один определенный процент финансирования в форме учетной ставки Центробанка для всех сфер экономики, поскольку в реальном секторе рентабельность составляет 5-7%, в секторе услуг норма рентабельности - 10-15%, а в финансовом сегменте доходность еще выше - в пределах 40-50%. Потому неправильно унифицировать процентную ставку финансирования всей экономики, поскольку когда рентабельность реального сектора 5-7%, а ЦБА устанавливает учетную ставку в размере 10%, автоматически реальный сектор экономики выпадает из поля зрения финансирования.

«Это приводит к тому, что образуются финансовые пузыри, деньги оседают в финансовом секторе, и в результате может создаться ситуация, когда мелкие и средние частники не смогут диверсифицировать нашу экономику и развивать реальный сектор. Даже тот показатель, который в ходе последнего выпуска ценных бумаг Минфин не смог реализовать все свои среднесрочные облигации, когда спрос был на уровне 70%, говорит о том, что денежной массы не хватает, конечный спрос сжат, и потому мы видим картину, когда облигации, даже под весьма выгодные проценты, не были размещены», - констатирует Э.Мамедов.

Он считает, что экономика нуждается в деньгах, и это видно по соответствующим научно обоснованным показателям. В условиях всех экономических рывков и развития уровень монетизации экономики должен превышать хотя бы 70%, а в условиях бурных экономических рывков - и вовсе 100%. То, что сегодня уровень монетизации экономики низок, говорит о необходимости ее ремонетизации, финансировании инвестиционных потоков с условием контроля над движением финансовых ресурсов.

Тамара ХАЙРУЛИНА 

London Universiteti/London İqtisadiyyat Məktəbi

TOP XƏBƏRLƏR